На следующую  |  На предыдущую  |  К оглавлению книги  |  На главную  |  Гостевая книга  

В. Я. Либсон

Возрожденные сокровища Москвы

Глава 7. ЖИЛЫЕ ЗДАНИЯ XVII ВЕКА

Древнерусские жилые дома – интереснейшая страница в книге истории московского зодчества. Пожалуй, этот тип сооружений чаще других подвергался на протяжении веков перестройкам. Большая часть московских жилых палат, за редким исключением, до самого последнего времени была закрыта позднейшими наслоениями и искажена, многие из них были недоступны для исследования.

И хотя целый ряд древнерусских жилых домов был хорошо изучен, первоначальный архитектурный облик им был возвращен лишь недавно. Список возрожденных до 1970 г. жилых палат XVII века ныне значительно увеличился.

Палаты Горчаковых

Переулок Янышева, 7

К статье «Два малоизвестных памятника архитектуры Москвы»

Многие дома в центральной части города хранят еще нераскрытые тайны. Москвичам хорошо известен переулок Янышева (бывш. Крестовоздвиженский), соединяющий улицу Фрунзе с проспектом Калинина и выходящий к универмагу Военторга. В древности здесь находились Крестовоздвиженский монастырь, дворы знати и обывателей, граничившие на западе со стенами Белого города. В XIX веке этот уголок Москвы претерпел значительные изменения.

В переулке Янышева в глубине владения дома № 7 стояло двухэтажное, ничем не примечательное внешне здание. Оно числилось в списке памятников культуры, поскольку в конце 1830-х годов одну из квартир в нижнем этаже занимал знаменитый актер Малого театра П. С. Мочалов. В верхнем этаже этого же дома в 1875 г. жил П. И. Чайковский. По данным биографов композитора, здесь он завершил партитуру балета «Лебединое озеро» и работал над «Временами года» и увертюрой-фантазией «Франческа да Римини». Из-за ветхости здание подлежало сносу, и весной 1950 г. реставрационная мастерская получила срочное задание провести его обследование и фиксацию, как это предусмотрено в отношении сооружений, разбираемых в связи с реконструкцией столицы. В качестве консультанта был привлечен известный архитектор-реставратор П. Барановский, оказавший мастерской значительную помощь в изучении дома.


Южный фасад "Палат Горчаковых".
Фото из статьи "Два малоизвестных памятника архитектуры Москвы"

Оштукатуренные стены здания, за исключением северного фасада с заурядным декором эпохи русского классицизма, были характерны для эклектической архитектуры второй половины прошлого века и не вселяли надежды обнаружить что-либо, представляющее историко-архитектурный интерес. Но как только был удален грунт из подвала, бывшего когда-то подклетом, полускрытым напластованиями культурного слоя, обнаружилась палата, стены и своды которой были сложены из крупных белокаменных блоков. Это свидетельствовало о древности сооружения. Вход в палату был из сеней, по другую сторону которых находилось аналогичное помещение. Подобная планировка характерна для жилых домов XVI–XVII веков. Над белокаменными палатами размещались такие же две палаты с сенями, но перекрытые

сомкнутыми кирпичными сводами. С запада и востока к этой группе палат примыкали помещения, датируемые, судя по конструкциям и марке кирпича, не позднее XVII века. В результате исследования можно было «прочесть» по меньшей мере три этапа в жизни сооружения. Разумеется, исследователей заинтересовал прежде всего наиболее древний, так как гражданских построек допетровской эпохи в Москве сохранилось сравнительно немного.

Удалили штукатурку с фасада палат. Под ней в кирпичной кладке открылись следы срубленных оконных наличников, завершенных кокошниками. Оконные проемы были растесаны, и возможность определить их первоначальные формы и размеры казалась потерянной. Однако проводившему исследования архитектору С. Зефирову удалось обнаружить в одной из палат с внутренней стороны стены арочную перемычку и определить габариты окон и их очертания. В одном из них даже сохранилась кованая фигурная железная решетка. В центре фасада были найдены следы входной арки и пяты арок крыльца. В угловых частях стены четко выделялись русты, фланкировавшие фасад палат, очевидно наиболее древней части здания. Детали, найденные во втором этаже (пяты сводов, откосы оконных проемов), также свидетельствовали о том, что эта часть здания являлась древнейшей.

Сообщение с верхними этажами в древнерусских сооружениях осуществлялось или по узким внутристенным лестницам, или преимущественно по пристроенным крытым каменным или деревянным всходам. Зачастую их крыльца носили парадный характер и завершались шатрами.

Поиск наружной лестницы увенчался успехом. Следы ее были найдены в стене восточного крыла здания. Здесь под поздней штукатуркой открылись заложенные кирпичом «ползучие» арки, грани столба верхней площадки, остатки срубленного наклонного поручня.

Изучение планов Москвы из фонда И. Забелина (Государственный Исторический музей), проведенное автором настоящей книги, выявило, что владение дома № 7 (по современной нумерации) в Крестовоздвиженском переулке в древности принадлежало роду Горчаковых. На чертеже середины XVIII века, именуемом «План двору коллежского советника князя Романа Федоровича Горчакова в Белом городе», габариты здания полностью совпадают с обмером выявленных палат.


Общий вид с юго-востока "Палат Горчаковых". Эскиз реконструкции В. Я. Либсона
Иллюстрация из статьи "Два малоизвестных памятника архитектуры Москвы"

К сожалению, из-за ветхости древней постройки и неполноты исследовательских данных восстановить ее не удалось. Исследование и фиксация палат Горчаковых вводят их в научный обиход и дополняют страницы книги, посвященной истории зодчества Москвы.

Большая часть гражданских сооружений XVI–XVII веков, о которых речь пойдет ниже, не только выявлена советскими реставраторами, но и восстановлена, пополнив список древних построек столицы, состоящих под государственной охраной.

Палаты конца XVII – начала XVIII века

Большой Козловский переулок, 13 –17

По соседству с памятником архитектуры XVII–XIX веков палатами Юсупова в Большом Козловском переулке стоит двухэтажное с антресолью здание (№ 13–17). Его внешний облик, характерный для рядовой постройки эпохи русского классицизма, был мало чем примечателен. Дом приобрел известность благодаря тому, что до 1830-х годов его занимала семья известного драматурга А. В. Сухово-Кобылина.


Палаты XVII века в Большом Козловском переулке после реставрации

Архивные данные указывали, что в 1700-х годах этот участок принадлежал дьяку Андрею Ратманову. Во второй половине XVIII века владельцем его стал князь И. Козловский, по имени которого назван переулок.

Исследование, проведенное архитектором Д. Василевской, выявило, что наибольший интерес представляет древнее ядро здания – двухэтажные, перекрытые сводами жилые палаты дворцового типа, возведенные в конце XVII века. Характерна для этого времени живописная композиция палат с двумя несохранившимися крыльцами лестниц, ведущих на второй этаж.

После уточнения габаритов древней части здания с его главного (западного) фасада была сбита штукатурка. На кирпичной стене открылись следы срубленного нарядного декора в стиле московского барокко. Фасад украшали спаренные колонки, своеобразного рисунка наличники высоких окон парадного второго этажа и более скромные обрамления окон нижнего. Здание завершал пышный венчающий карниз.


Палаты XVII века в Большом Козловском переулке после реставрации. Фрагмент

Нижний этаж дома имел хозяйственное назначение и состоял из четырех обширных палат. Две из них более глубокие, соединявшиеся внутристенными лестницами с верхним этажом, служили, очевидно, погребами. Во втором этаже дома вдоль главного фасада расположена группа парадных помещений.


Палаты Юсупова
Фото из книги "Памятники архитектуры Москвы. Территория между Садовым кольцом и границами города XVIII века".
М.: Искусство, 1998

По проекту Д. Василевской осуществлена первая очередь реставрации: полностью восстановлены планировка здания и срубленный архитектурный декор фасадов, в том числе и тех, что временно закрыты позднейшими пристройками. Вместе с палатами Юсупова и жилым домом XVIII века по Хоромному тупику (№ 4) палаты составляют один из интереснейших в столице комплексов древних гражданских зданий.

Палаты Хамовного двора

Улица Льва Толстого, 10

Улица Льва Толстого хорошо известна благодаря музею-усадьбе великого писателя и эффектному узорчатому храму Николы в Хамовниках XVII века. Недавно улица обогатилась еще одной достопримечательностью. Строительные леса долгое время скрывали ранее заурядный фасад двухэтажного дома (№ 10). Когда леса разобрали, засияли белизной стены палат XVII века – возможно, единственной гражданской постройки, сохранившейся от древней Хамовной слободы. Здесь селились хамовники, как тогда называли государевых ткачей.


Палаты Хамовного двора на улице Льва Толстого в процессе реставрации.
Западный фасад


Палаты Хамовного двора.
Фото из книги "Памятники архитектуры Москвы. Территория между Садовым кольцом и границами города XVIII века".
М.: Искусство, 1998

Выявленный еще в 1950 г. архитектором Р. Подольским памятник архитектуры представляет значительный интерес. Здание сохраняет многие традиционные элементы жилой архитектуры допетровского времени, однако оно использовалось и как производственное помещение. Об этом свидетельствовали обнаруженные при археологических раскопках у его стен деревянные доски для набоек, остатки деревянных ткацких станков, большое количество железных игл, наперстков, пуговиц.

Возведены палаты, судя по архивным материалам и стилистическим признакам, по-видимому, в последней четверти XVII века. Впоследствии здание перестраивалось, архитектурные детали стесывались, стены покрывались штукатуркой. Однако сохранилось еще достаточно элементов, чтобы реставраторы смогли полностью восстановить первоначальную планировку, композицию здания и его декор.

Архитекторы-реставраторы И. Казакевич и В. Путятина выявили в первом этаже две не сообщающиеся между собой палаты, каждая из которых имеет самостоятельный вход со двора. Во втором этаже также расположены две палаты с сенями и ретирадой (туалетом). Подняться на второй этаж можно было по наружным лестницам, что подтверждается следами примыкания к стене крыльца северной каменной лестницы.

Остатки кирпича в стене позволили уточнить вынос венчающего карниза здания, по остаткам откосов были выявлены форма и размеры оконных проемов. В соответствии с проектом реставрации палаты были покрыты высокой тесовой кровлей с дымниками (печными трубами). Чтобы использовать здание в административных целях, часть обслуживающих помещений вынесли в самостоятельный дворовый корпус, соединенный переходом с памятником зодчества.


Церковь Николы в Хамовниках
Фрагмент фото из книги "Памятники архитектуры Москвы.
Территория между Садовым кольцом и границами города XVIII века".
М.: Искусство, 1998

Улица Льва Толстого, застроенная преимущественно малопримечательными зданиями второй половины прошлого века, давно утратила свой живописный характер. Восстановленные палаты напоминают об архитектурном облике Хамовников в древности, вносят новые данные в сравнительно мало исследованную историю гражданских сооружений Москвы XVII века.

Палаты XVII века

Улица Маркса и Энгельса, 23

В конце XVII века участок на углу Воздвиженки (ныне проспект Калинина) и Шуйского, позднее Ваганьковского, переулка (ныне улица Маркса и Энгельса) занимал комплекс строений Нового Аптекарского двора. Здесь заготавливались и хранились лекарственные растения, хозяйственные запасы для царского двора. Сохранившийся до нашего времени корпус Аптекарской палаты был сооружен в 1676 г. Впоследствии он вошел в состав владения Талызиных, где в 1787 г. было построено монументальное здание, частично занятое в настоящее время Научно-исследовательским музеем русской архитектуры имени А. В. Щусева. Чтобы придать ансамблю единство, фасады Аптекарской палаты были гладко оштукатурены, а часть оконных проемов заложена или растесана. В 1920 г. здание надстроили, что в еще большей степени исказило его первоначальный архитектурный облик.


Палаты XVII века на улице Маркса и Энгельса

В 1950 г. по проекту архитектора Н. Новикова была проведена фрагментарная реставрация памятника зодчества.

К западной стене Аптекарской палаты на улице Маркса и Энгельса примыкает ранее неприметный двухэтажный дом (№ 23). Сегодня, проходя мимо него, невольно задерживаешь взгляд на побеленной кирпичной стене с двумя заглубленными в ниши оконцами с арочными завершениями, на лопатках и крутой кровле – признаками древности сооружения.

Перед нами своего рода гостиница XVII века – подворье Успенского монастыря Александровой слободы. На его западном, вытянутом в глубину двора главном фасаде несколько восстановленных в 1978 г. первоначальных окон: в верхнем этаже они сочетаются с поздними окнами прямоугольных очертаний. Временно, до полного завершения реставрационных работ, здание используется как административное, что и обусловило необходимость сохранения части растесанных проемов.

В центре фасада на втором этаже дверной проем. В XVII веке это был вход в палаты, куда вела наружная лестница с крыльцом (не сохранились). План обоих жилых этажей идентичен и традиционен: в центре сени, перекрытые цилиндрическим сводом, по обе их стороны палаты с сомкнутыми сводами и распалубками.

Лестница в приямке ведет в глубокий полуподвал. В нем так же, как и вверху, три сводчатых помещения, которые, очевидно, служили кладовыми и складами.

Реставраторы (архитектор И. Казакевич при участии В. Путятиной) бережно сохранили все, что осталось от старины, и восстановили то, что, бесспорно, обосновывалось материалами исследования.

Палаты Симона Ушакова

Ипатьевский переулок, 12

Предание связывает старый дом в Ипатьевском переулке, стоящий вблизи церкви Троицы в Никитниках с именем Симона Ушакова, автора росписей храма, воздвигнутого в 1634 г.

Архивные данные не подтверждают легенду. Но само здание, искаженное перестройками и до реставрации мало чем выдававшее свой почтенный возраст, представляет исключительный историко-архитектурный интерес. В древности оно было одним из украшений Китай-города.


Палаты Симона Ушакова в Ипатьевском переулке после реставрации.
Фото из книги "Памятники архитектуры Москвы. Кремль, Китай-город, Центральные площади".
М.: Искусство, 1982


Палаты Симона Ушакова в Ипатьевском переулке после реставрации.
Фрагмент фасада

В результате предварительного изучения памятника зодчества архитектором П. Барановским в 1956 г. и детального его обследования в 1962 –1963 гг. авторы проекта реставрации архитекторы И. Казакевич и Е. Жаворонкова установили первоначальный облик древнего сооружения. Обмеры здания подтвердили полную идентичность его размеров с изображениями в архивных документах. Своды в подклете и система кирпичной кладки стен тычками и ложками свидетельствовали о раннем времени сооружения памятника.

Зондажи на фасадах главного дома раскрыли под позднейшей штукатуркой следы богатейшего архитектурного декора XVII века, выполненного из кирпича. Особенно пострадали детали фасадов от растески оконных проемов, некоторые из них были заложены кирпичом.

Реставраторы выявили нарядные обрамления окон второго этажа с дыньками и штучным набором в колонках наличников. По сохранившимся в кладке стен «хвостам» кирпичей все они были восстановлены. Значительно более скромную декоративную обработку имел верхний этаж палат. В трехэтажном здании два верхних этажа были жилыми. Лучше других сохранился нижний этаж-подклет с сенями, объединявшими четыре сводчатые палаты со стенами, облицованными до пят кирпичных сводов белым камнем.

В результате изысканий удалось осуществить фрагментарную реставрацию фасадов и интерьера палат. К сожалению, только фрагментарную, так как памятник зодчества эксплуатируется и часть растесанных оконных проемов восстановить сегодня в изначальных формах и размерах не представляется возможным. По той же причине нельзя раскрыть заложенные древние проемы, их временно восстановили в виде неглубоких ниш.

Полную реставрацию древнего здания можно осуществить лишь при изменении характера его эксплуатации. Но и в настоящее время памятник зодчества с его живописной узорчатостью фасадов прекрасно смотрится рядом с уникальным сооружением – церковью Троицы в Никитниках, являющейся филиалом Государственного Исторического музея.


Церковь Троицы в Никитниках.
Фото из книги "Памятники архитектуры Москвы. Кремль. Китай-город. Центральные площади".
М.: Искусство, 1982

Еще большую цельность приобретет этот уголок древнего Китай-города, когда осуществится реставрация флигеля палат Симона Ушакова и здания подворья Боровского монастыря, передвинутого сюда с соседнего участка.

Палаты конца XVII века

Кропоткинская улица,1/2 и 3

Район Кропоткинской улицы издавна известен своими памятниками архитектуры русского классицизма. Здесь под государственной охраной состоит немало выдающихся сооружений последней четверти XVIII – первой половины XIX века. Улица с прилегающими к ней переулками входит в число заповедных зон столицы.


Палаты конца XVII века на Кропоткинской улице.
Северный фасад до реставрации

Казалось бы, никаких загадок не таит эта хорошо исследованная часть Москвы. Поэтому столь неожиданным оказалось открытие здесь в конце 1960-х годов двух древнерусских гражданских сооружений. Правда, архивы свидетельствуют, что у стены Белого города на Пречистенке застройка существовала с давних времен. Но дома на Кропоткинской, о которых пойдет речь, были скрыты позднейшими наслоениями. Снаружи палаты XVII века (дом № 3) выглядели рядовой постройкой первой половины прошлого столетия. Внутри же в жилых помещениях не сохранилось признаков и этого времени.


Палаты конца XVII века на Кропоткинской улице в процессе реставрации

Оба здания были предназначены к разборке «по ветхости» летом 1972 г. Архитекторы-реставраторы Д. Василевская и Е. Трубецкая провели обследование сооружений, которое выявило их значительную историко-архитектурную ценность. Снос отменили, и здания было решено реставрировать. Уже первые этапы их изучения (материал стен, характер сохранившихся и следы утраченных сводов, остатки декоративных деталей) показали, что здесь приоткрывает свои тайны Москва XVII века.

Дом № 3. Это трехэтажное здание с полуподвалом, стены которого облицованы белокаменными блоками. В первом этаже расположены две впечатляющие своей величиной заглубленные в землю сводчатые палаты, очевидно хозяйственного назначения. Арочный проезд с улицы во двор отделяет их еще от одного помещения. В верхнем этаже расположена анфилада из четырех парадных залов, которые первоначально были перекрыты сомкнутыми сводами. Своды были срублены. Реставраторы сумели восстановить их по сохранившимся следам пят. Самая большая и светлая угловая палата служила столовой или гостевой.

Первые же удары молотка по штукатурке уличного фасада палат раскрыли древнее окно с арочным завершением. В толще его проема уцелела кованая железная решетка. Примечательно, что часть поздних больших окон была пробита в стене между древними проемами, но значительное число последних оказались растесанными. Выявить их первоначальные габариты реставраторам удалось по остаткам откосов внутри палат.

В верхней части здания слой штукатурки скрывал остатки срубленных нарядных белокаменных наличников. Здание завершалось карнизом с тремя рядами кирпичного поребрика и было перекрыто высокой кровлей. Для восстановления ее пришлось прибегнуть к аналогам.

Во второй половине прошлого века к дворовому фасаду палат была сделана пристройка, закрывшая декор южной стены. В соответствии с проектом реставрации пристройка была разобрана, декор восстановлен. Однако возникла новая проблема: где разместить находившуюся в пристройке лестницу, ведущую на верхние этажи? Внутри палат это сделать было невозможно, не нарушив сводов. Очевидно, в XVII веке существовала, как обычно, наружная лестница. Но ни следов ее примыкания к стенам, ни фундаментов крыльца найдено не было. Архитектор-реставратор Д. Василевская сочла наиболее целесообразным пристроить к южному фасаду палат небольшую лестничную клетку в современных архитектурных формах, четко отделив старое от нового.


Палаты конца XVII века на Кропоткинской улице.
Северный фасад после реставрации


Палаты конца XVII века на Кропоткинской улице.
Северный фасад после реставрации (фото 2010 г.)

Одновременно с восстановлением древнего облика памятника велись работы по его инженерному укреплению, частичной подводке новых оснований и усилению существующих фундаментов при помощи инъектирования их раствором.

Не меньший интерес, чем дом № 3, представляет его сосед – дом № 1/2, выходящий главным фасадом на площадь Кропоткинских ворот. К сожалению, не так давно была утрачена восточная часть древнего здания, к торцу ее, очевидно, примыкала наружная лестница, которая вела на второй этаж. От утраченной части сохранились лишь сени и внутристенная винтовая лестница. Поскольку ступени этой лестницы продолжаются и в стене второго этажа, можно предположить, что когда-то существовал и третий этаж. В первом этаже (подклете) уцелевшего памятника архитектуры XVII века находятся две сводчатые палаты, разделенные сенями (северная из них – одностолпная). Во втором этаже расположены две смежные, перекрытые сомкнутыми сводами палаты и сени, примыкающие к западному торцу.

Кому принадлежали палаты, не установлено (в архивных материалах зафиксированы данные лишь начиная с XVIII века). Судя по размерам сооружения, обширным хозяйственным помещениям в подклете и богатому декору фасадов, владелец здания обладал немалым достатком.


Палаты конца XVII века после реставрации.
Фото из книги "Памятники архитектуры Москвы. Белый город".
М.: Искусство, 1989


Палаты конца XVII века на Кропоткинской улице после реставрации.
Фрагмент

Убранство фасада в этом доме выполнено целиком из тесаного кирпича; простые наличники и сильно заглубленные оконные рамы подчеркивают мощь стены подклета. Широкий профилированный пояс отделяет его от высокого парадного верхнего этажа. Внутренняя структура здания нашла отражение на фасаде: расчленяющие его на три части лопатки соответствуют поперечным стенам. Тонкой профилировкой деталей и своеобразием рисунка отличаются оконные наличники с полуколоннами на консолях и трапецеидальными фронтонами. При перестройке здания наличники и все выступающие части были срублены.

Восстановление палат осуществлено по проекту архитектора Д. Василевской. Поздняя пристройка вдоль южного фасада здания сохранена для размещения в ней подсобных помещений, необходимых для современного использования здания. Вследствие утраты наружной лестницы на восточном торце палат лестничный всход на второй этаж возобновлен на западном фасаде памятника архитектуры.

[ Переход на сайт «Архнадзор». Красное и Белое (история спасения палат XVII века на стрелке Пречистенки и Остоженки) ]

Палаты XVII века

Средний Овчинниковский переулок, 10

Овчинники – местность в Замоскворечье, где близ речной старицы, ставшей с 1785 г. водоотводным каналом, селились ремесленники, занятые выработкой шерсти для царского двора.

Ныне в паутине Овчинниковских переулков невысокая, преимущественно второй половины прошлого века, застройка уступает место многоэтажным сооружениям. Древняя церковь Михаила Архангела в Овчинниках (1669), реставрированная в 1950 г. архитекторами Г. Алферовой, Д. Василевской и Л. Ненаглядкиным, когда-то была высотной доминантой района, а сегодня закрыта огромным административным зданием.

Всего лишь в нескольких десятках метров от церкви в Среднем Овчинниковском переулке стоит двухэтажный с мезонином дом (№ 10), едва ли вызывавший предположение, что позднее обличье его скрывает палаты XVII века. Об этом было известно с недавних пор лишь историкам. Архитектор И. Казакевич детально изучила палаты, выявила исходные данные, которые позволили осуществить полную реставрацию древнего гражданского сооружения с так называемым четырехчастным построением плана. Эта структура, получившая большое распространение в строительстве к концу XVII столетия и отвечавшая новому укладу жизни, была в данном варианте зародышем коридорной системы. Сообщение между этажами, каждый из которых включал по четыре палаты, осуществлялось по двум довольно широким внутристенным лестницам. Но несомненно, была и традиционная наружная лестница, которая вела на второй этаж. Место ее крыльца было определено реставраторами у северного фасада.

Палаты перекрывались довольно пологими сомкнутыми сводами, пяты которых находятся высоко от уровня пола. Это обусловило отсутствие распалубок для дверных и оконных проемов. По сохранившимся следам в палатах восстановлены прямоугольные окна вытянутых пропорций.


Палаты конца XVII – начала XVIII века после реставрации.
Фото из книги "Памятники архитектуры Москвы. Замоскворечье".
М.: Искусство, 1994

Здание завершено небольшим помещением – так называемым чердаком. Вход в палаты осуществляется в настоящее время через временно сохраняемую позднюю пристройку. Ее внутренняя восточная стена, являющаяся фасадом палат, полностью восстановлена в древних формах.

Палаты XVII века (дом Анны Монс)

Кирочный переулок, 6

Неподалеку от станции метро «Бауманская» на территории бывш. Немецкой слободы стоит неприметное внешне двухэтажное жилое здание. Оно числится в списке памятников архитектуры как дом Анны Монс – женщины, столь поэтично описанной Алексеем Толстым в романе «Петр I». Правда, как показали архивные исследования, проведенные в 1950 г. архитектором Р. Подольским при участии И. Казакевич и Е. Жаворонковой, версия о принадлежности дома Анне Монс пока не подтвердилась, но само здание оказалось чрезвычайно интересным. Белокаменные подвалы свидетельствовали о том, что дом был сооружен не позднее XVII века, а безвкусные лепные украшения фасадов конца прошлого столетия скрывали остатки древних архитектурных деталей, которые открылись в процессе исследования памятника.


Палаты XVII века (дом Анны Монс) в Кирочном переулке. Фрагмент

История сооружения здания наглядно «читается» на небольшом раскрытом фрагменте северного фасада. Здесь реставраторы восстановили срубленный белокаменный наличник тройного окна с разорванными фронтонами и сложно профилированный карниз из тесаного кирпича в стиле московского барокко. Южный фасад сохранил под штукатуркой также следы срубленных архитектурных деталей, но более раннего периода, в виде оконных кирпичных наличников, завершенных кокошниками. В результате перестроек дома изменились оконные проемы и ряд других деталей. Но, как показало предварительное изучение древней постройки, имеется достаточно исходных данных, чтобы возвратить памятнику зодчества его первоначальный облик.

Палаты Нарышкиных

Улица Богдана Хмельницкого, 11

Ранее здание ошибочно числилось в списке памятников архитектуры как Малороссийское подворье (последнее находилось на участке дома № 9).

В плане 1671 –1672 гг. владельцем палат на месте дома №11 указан ганзейский купец Давыд Микулаев Рутц. В 1690 г. здание переходит к Нарышкиным, а затем передается пастору Глюку для устройства здесь школы. В XVIII веке здание несколько раз меняет владельцев (С. Рагузинский, Кантемир и другие).


Палаты Нарышкиных на улице Богдана Хмельницкого.
Фрагмент северного фасада после реставрации

В конце XVIII века здание дворцового характера с двусветным центральным залом было значительно перестроено. Его уличный фасад, обработанный в духе архитектуры конца XVIII века орнаментальным лепным декором, не лишен художественной ценности и, очевидно, должен быть сохранен в существующем виде. Под поздней штукатуркой скрываются остатки великолепного белокаменного наряда в стиле барокко конца XVII века. По проекту архитекторов Р. Подольского и Е. Жаворонковой на дворовом фасаде здания были раскрыты и восстановлены фрагменты его первоначального внешнего облика – пышное белокаменное обрамление трех окон второго этажа и пилястры.

Палаты XVII века

Улица Волхонка, 8

Улица Волхонка. Вся правая, четная, сторона этой улицы, за исключением углового доходного дома конца прошлого века, состоит из небольших особняков, характерных для дворянской послепожарной Москвы. За первым рядом домов среди позднейших построек сохранились дома – свидетели допетровской эпохи. В глубине участка дома № 8 на Волхонке стоят долго скрывавшие свой почтенный возраст боярские палаты, выявленные в 1950 г. архитекторами-реставраторами П. Барановским, Б. Дедушенко и Л. Антроповым. Судя по целому ряду признаков, они построены не позднее середины XVII века. Характерна для этого времени планировка здания. В первом этаже расположена анфилада из четырех палат, перекрытых сомкнутыми сводами. Под каждой из них в подклете – сводчатая белокаменная палата, очевидно кладовая. Поперечным стенам соответствовали парные полуколонны на дворовом фасаде. Каждая палата (как в доме Анны Монс) имела три окна, украшенных по фасаду сложным по форме нарядным тройным наличником (этот прием характерен для зодчества последнего десятилетия XVII века). Эффектный кирпичный декор, следы которого четко читаются на освобожденной от поздней штукатурки стене, был срублен. Исследователи выявили место главного входа в палаты по остаткам примыкания к фасаду крыльца. К северу от сеней, очевидно, была расположена гостевая палата для торжественных приемов, к югу – столовая и другие помещения. Судя по тому, что первый этаж был парадным, мог существовать и третий, очевидно деревянный, жилой этаж.


Церковь Антипия на Колымажном дворе
Фото из книги "Памятники архитектуры Москвы. Белый город".
М.: Искусство, 1989

Более чем метровая толщина стен, размеры кирпича, конструкции – все это также подтверждает датировку памятника зодчества. После реставрации (характер ее еще не определен) дом дополнит интереснейший архитектурный комплекс столицы, в который входят соседний с ним ампирный дом Верстовского (последние изыскания не подтверждают принадлежности этого здания композитору А. Н. Верстовскому. – Прим. автора), церковь XVI–XVIII веков Антипия на Колымажном дворе (здесь селились каретники), здание Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Чуть поодаль, в глубине участка за музеем, находится еще один памятник древнерусского зодчества – перестроенный в конце XVIII века дом Петрова-Соловова.

Палаты XVII века

Улица Дзержинского, 18 и 7

Памятник древнерусского гражданского зодчества XVII века на улице Дзержинского, 18, представляет собой городскую усадьбу. Она принадлежала князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому и была широко известна в Москве как дом Ростопчина. У этого дома на страницах «Войны и мира» происходит самосуд над мнимым поджигателем Верещагиным. Во второй половине XIX века владельцем усадьбы был герой Отечественной войны 1812 г. Орлов-Денисов.


Палаты Пожарских на ул. Дзержинского


Палаты конца XVII – начала XVIII века после реставрации.
Фото из книги "Памятники архитектуры Москвы. Белый город".
М.: Искусство, 1989

Главный дом усадьбы стоит в глубине участка и отделен от улицы двумя позднейшими флигелями, которые соединяет монументальная чугунная ограда красивого рисунка.

Великолепное архитектурное убранство фасадов, выполненное из резного белого камня, стилистически близко к барокко середины XVIII века. Это, видно, и определило позднюю датировку и ошибочную характеристику здания в ряде трудов, как «растреллиевского». Исследования, проведенные в натуре и в архивах авторами проекта реставрации (архитекторами И. Казакевич, Е. Жаворонковой при участии С. Склеминой), позволили уточнить время создания сооружения. Как само здание, так и его пышный декор (колонны, увитые виноградной лозой, картуши с гротескными масками, сложные орнаментальные композиции) датируются последним десятилетием XVII века.

Палаты Хованских (улица Дзержинского, 7) заслонены со стороны улицы современной многоэтажной постройкой. Первоначальный облик одноэтажного на подклете здания закрыт вековыми наслоениями. Лишь в отдельных местах под отслоившейся штукатуркой были видны следы срубленного декора XVII века. В подклете и в жилом первом этаже почти квадратного в плане сооружения расположены по четыре сводчатых палаты. Авторы проекта реставрации (архитекторы И. Казакевич, Е. Жаворонкова при участии археолога А. Воскресенского) выявили первоначальную структуру и архитектурное убранство палат. Сообщение между этажами осуществлялось не только по внутристенной, но и по наружной лестнице. Следы ее примыкания обнаружены на восточном (главном) фасаде, фланкированном пилястрами. Нарядные наличники с полуколоннами и разорванными фронтонами обрамляли окна парадного этажа. Высокая деревянная кровля с полицей и дымниками от печей (были найдены остатки их изразцового декора) дополняли облик сооружения. Дом был собственностью древнего боярского рода, к которому принадлежал вождь стрелецкого бунта Иван Хованский, казненный по приказу Софьи.

* * *

В заключение далеко не полного обзора древнерусских жилых сооружений столицы хотелось бы отметить глубоко продуманный зодчими XVII века художественный контраст между нарядным, как правило декоративным, убранством фасадов и предельным лаконизмом интерьера. Побеленные своды и стены с распалубками и печурами служили строгим фоном для резной деревянной мебели, тканей и предметов народного прикладного искусства. Непреходящая красота сочетания всех этих элементов там, где они сохранились, и сегодня производит глубокое впечатление.

На следующую  |  На предыдущую  |  К оглавлению книги

Хостинг от uCoz