На следующую  |  На предыдущую  |  К оглавлению книги  |  На главную  |  Гостевая книга  

В. Я. Либсон

Возрожденные сокровища Москвы

Глава 6. ЗА ГРАНИЦАМИ БЕЛОГО ГОРОДА

После стен Белого города возникла линия укреплений по трассе современного нам Садового кольца – Земляной вал, насыпанный в 1638 г., с деревянными стенами и башнями (две из них были каменными). На месте проездных ворот вала, срытого в конце XVIII столетия, в настоящее время находятся Таганская, Добрынинская (Серпуховская), Октябрьская (Калужская), Лермонтовская (Красные ворота) и другие площади.

Территория Земляного города интенсивно застраивалась дворянскими усадьбами, слободами ремесленников. Одновременно росли и обстраивались Немецкая слобода, где селились иноземцы, и части города, именуемые по топографическим признакам Заяузьем и Замоскворечьем, где издавна образовалась торговая слобода.

Бурный рост древней столицы обусловил к концу XVIII века расширение ее границ до Камер-Коллежского вала, сооруженного в целях взимания пошлины.

В тогдашних подмосковных селах возникали монументальные дворцово-парковые комплексы, такие, как Кусково, Царицыно, Останкино, Черемушки, Кузьминки и многие другие, ныне вошедшие в границы Москвы.

В этой главе ведется рассказ о реставрации нескольких малоизвестных памятников зодчества столицы.

Андреевский монастырь

Ездаков переулок, 4

На берегу Москвы-реки близ Ленинских гор расположен ансамбль Андреевского монастыря, который возник не позднее XVI века и наряду с религиозными функциями играл роль просветительного учреждения. В монастыре обучали «свободным» наукам и иностранным языкам. В середине XVII века окольничий Федор Ртищев вызвал сюда из Киева ученых Епифания Славинецкого, Арсения Сатановского и других для перевода греческих книг. В частности, ими был выпущен капитальный труд «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей», «Славяно-греко-латинский лексикон».

Андреевский монастырь просуществовал до середины XVIII века, когда его упразднили, а в зданиях разместили богадельню. В настоящее время монастырский комплекс занимает одно из высших учебных заведений столицы.


Ансамбль Андреевского монастыря. Общий вид

Если взглянуть на монастырский ансамбль с верхних этажей вновь построенного здания Академии наук СССР, то видно, что его постройки представляют собой вытянутое в плане каре, замкнутое со всех сторон бывшими хозяйственными двухэтажными корпусами и кельями. Над арками главного входа возвышается куб надвратной церкви Андрея Стратилата (1675). Барабан ее единственной главы сплошь изукрашен великолепными поливными изразцами с рисунком «павлинье око». Широкая полоса таких же изразцов опоясывает фасады церкви под своеобразными, в виде полуциркульных спаренных архивольтов, закомарами. До реставрации памятника зодчества богатый полихромный декор был закрыт позднейшей кровлей, барабан же главы, почти полностью утративший изразцы, был оштукатурен. Реставрация, проведенная в 1960 г., возвратила надвратной церкви ее первоначальный вид, в том числе деревянное кровельное покрытие.


Андреевский монастырь. Фрагмент ансамбля

В центре монастырского двора возвышается трехъярусная колокольня, сооруженная в 1748 г. в стиле барокко. Ее стройный восьмигранный объем завершен куполом с люкарнами. Нижний ярус колокольни, в котором находилась церковь, первоначально с трех сторон был окружен четырехколонными белокаменными портиками тосканского ордера, поддерживавшими плоскую кровлю гульбища. Сохранился только южный портик, замурованный кирпичной кладкой в середине прошлого века, два других портика были разобраны в конце XVIII века. В процессе реставрационных работ южный портик был освобожден от позднейших наслоений, что значительно обогатило архитектурный облик памятника зодчества. Одновременно был восстановлен лепной декор в интерьере.


Андреевский монастырь. Портик колокольни после реставрации. Фото с сайта http://fotowalker.narod.ru (2010)


Андреевский монастырь. Фрагмент надвратной церкви до реставрации

На западе территория монастыря замыкается монументальным зданием церкви Воскресения в Пленницах (1689 – 1703), с алтарными апсидами. Симметрично расположенные широкие открытые лестницы ведут через галерею, окружающую двухсветный кубический объем одноглавого храма, к входу, расположенному на западном фасаде.


Андреевский монастырь. Фрагмент надвратной церкви после реставрации

Интересный памятник зодчества в стиле барокко, сильно искаженный перестройками, будет подвергнут реставрации по проекту архитектора Г. Игнатьева, осуществляющего руководство всеми восстановительными работами в ансамбле Андреевского монастыря.

Церковь Покрова в Рубцове

Бакунинская улица, 83

На Покровской улице (ныне Бакунинская), которая вела из древней столицы в царское село Покровское, с 1619 по 1627 г. возводили в память победы над польскими и литовскими интервентами храм Покрова в Рубцове. Монументален и своеобразен внешний облик его кубического объема, завершенного тремя ярусами кокошников и увенчанного шлемовидной главой на световом барабане.


Церковь Покрова в Рубцове после реставрации

С севера и юга к храму примыкают два симметрично расположенных невысоких придела, также завершенных кокошниками и главами. С трех сторон центральный куб окружен крытой двухъярусной галереей-папертью с арками. Очевидно, в древности на верхний ярус вели открытые лестницы-всходы. С запада к храму в 1780 г. была пристроена колокольня.

На невысоком подклете, который представляет собой одностолпную палату, покоится бесстолпный четверик храма, завершенный крестчатым сводом; он перекрывает значительное пространство храма без промежуточных опор (эта конструкция характерна скорее для небольших посадских церквей XVI века). Девятиметровый пролет свода церкви Покрова в Рубцове превышает размеры других московских храмов с крестчатым сводом и является весьма смелым конструктивным решением.

Основные архитектурные формы церкви сохранились, однако их состояние было угрожающим: часть свода обрушилась, в кирпичной кладке стен образовались крупные трещины, стены покосились. Здание не обрушилось, по-видимому, только благодаря галереям, которые в данном случае сыграли роль контрфорсов.

Перед автором проекта реставрации архитектором А. Охом и инженером-конструктором Т. Титовской была поставлена серьезная задача – выявить причины деформаций и найти путь их устранения, восстановить утраты, а их было немало: большая часть оконных и дверных проемов была заложена или растесана, были пробиты новые проемы, утрачены первоначальные белокаменные полы, архитектурные детали фасадов и интерьера.

При тщательном обследовании в толще стен четверика бы ли обнаружены каналы со сгнившей древесиной дубовых связей, уложенных при постройке здания по всему периметру четверика в три яруса. Позднее были поставлены дополнительно четыре металлические связи. Одна из них – между северной и южной стенами – оказалась разорванной. Стены четверика были ослаблены пробивкой новых проемов.

В процессе реставрационных работ были устранены трещины, заложены поздние проемы, деревянные связи заменены металлическим поясом, уложенным в старых каналах по контуру стен, дополнительно установлены новые металлические связи.

Архитектору-реставратору А. Оху удалось выявить и восстановить габариты и формы большей части первоначальных проемов. Исключительно важное значение имело раскрытие под позднейшей кирпичной кладкой деталей перспективных порталов, украшавших северный, южный и западный входы.

Одновременно с реставрационными работами, проведенными в 1960–1961 гг., по специально разработанному проекту осуществлялось приспособление древнего здания для республиканской хоровой капеллы.

Жилые дома на Ульяновской улице

Среди улиц Москвы, сохранивших крупные фрагменты исторически ценной застройки, следует назвать Ульяновскую улицу – древнейший путь на Владимир. В летописи XIV века она упоминается как Великая дорога, в XVII веке именуется Большой проезжей дорогой. В XIX веке по этой дороге шли в Сибирь осужденные на каторжные работы декабристы и другие революционеры, борцы против самодержавия.

С середины XVIII века часть улицы от Яузских ворот до Земляного вала называлась Симеоновской по стоявшей в са мом ее начале церкви Симеона Столпника, построенной в стиле раннего классицизма. Отрезок улицы от Земляного вала до нынешней площади Прямикова именовался Николо-Ямской (церковь Николы в Ямах, давшая название улице, не сохранилась).

В 1919 г. улица на всем ее протяжении была переименована в Ульяновскую в честь В. И. Ульянова-Ленина.

Наибольший интерес в историко-архитектурном отношении представляет последняя треть улицы, где, начиная от угла Шелапутинского переулка до площади Прямикова, сохранился ряд жилых домов XVIII – XIX веков (№ 47, 49, 51, 55) и два культовых здания. Это церковь Алексея Митрополита – образец довольно редкого для Москвы стиля барокко середины XVIII столетия и церковь Сергия в Рогожской в стиле классицизма (1796 –1838) с более поздней колокольней.

В 1967 г. была осуществлена реставрация дома № 49 – ценного памятника зодчества, построенного в 1754 –1758 гг. Одноэтажное здание под крутой кровлей «в шашку» стоит на высоком сводчатом подклете, возможно, более раннего времени. Характерны для зодчества послепетровского времени окна с лучковыми завершениями и барочными наличниками, четко рисующимися на голубом фоне стен.


Жилой дом XVIII века на Ульяновской улице после реставрации

Соседний с ним дом № 51 долгое время не состоял под государственной охраной как памятник архитектуры. Проведенные в 1970-х годах исследования показали, что это здание займет достойное место среди древних московских гражданских сооружений. Предварительное изучение архивных данных свидетельствовало о том, что дом был сооружен во второй половине XVIII века. Этот факт подтверждался и наличием в первом этаже палаты с характерными для этого времени сводами. Во второй половине прошлого века здание внутри и снаружи получило эклектическую отделку.

Архитектор А. Бернштейн, руководивший исследовательскими работами, удалил со стен штукатурку в соседнем с палатой помещении и обнаружил немного выше уровня пола перемычки проемов, заложенных кирпичом. Пол разобрали, освободили от грунта находящийся под ним полуподвал, и раскрылась палата с белокаменными стенами и полом; она была перекрыта ранее кирпичными сводами, пяты которых сохранились. Ниши в стенах (печуры), размер кирпича, характер кладки указывали на то, что палата построена не позднее конца XVII века. Косвенно это подтверждается и документом о приобретении в 1701 г. купцом Прянишниковым у купца Парфенова уже существовавшего здания.

В ходе реставрационных работ был выявлен еще ряд помещений, в том числе палаты, сени с внутристенной лестницей, которые являлись древним подклетом здания и были закрыты значительным культурным слоем.

Исследователи установили, что к середине XVIII века относится пристроенная с востока одностолпная палата (частью ее является перекрытая сводом палата, которая уже упоминалась). В жизни сооружения этот этап нашел отражение в фасаде здания, на котором сохранились следы срубленных пилястр с характерными для стиля барокко базами и капителями междуэтажного профилированного пояса. Здание завершено карнизом с белокаменной выносной частью. Тогда же окна второго, парадного этажа получили барочные завершения. В этот период архитектурный облик здания был близок к облику соседнего дома № 9.


Жилой дом XVIII века на Ульяновской улице. Фрагмент

В начале XIX века к восточному торцу здания пристраивают еще одну часть. Реставраторы раскрыли фрагмент оформления фасада этого времени в духе ложной готики. И наконец, в 1878 г. здание получило пристройку с западной стороны для размещения парадной лестницы, фасады и интерьеры тогда же были переработаны в эклектическом духе – в характере архитектуры барокко и Ренессанса.

Перед реставраторами стояла сложная задача по консервации и реставрации всех выявленных древних элементов и восстановлению многочисленных утрат в анфиладе парадных помещений второго этажа. Все эти работы были завершены в 1979 г.

Усадьба Ясенево

Еще совсем недавно Ясенево было загородным селом. Ныне это один из самых оживленных в Москве районов массового строительства. Огромные комплексы многоэтажных зданий с севера и запада придвинулись к древней усадьбе, расположенной между Калужским и Варшавским шоссе. Но с юга и востока сохранились еще прилегающие к архитектурному ансамблю лесные массивы. Очутившись сегодня на парадном дворе усадьбы, который замыкается в глубине главным домом и симметрично фланкируется флигелями, четко представляешь композицию ансамбля.

По письменным источникам Ясенево известно с середины XVII века. В конце столетия Петр I отдал село Ясенево боярину Ф. Лопухину. В 1751 г. на месте деревянных жилых построек и стоящей поодаль церкви возвели каменные усадебные сооружения в стиле барокко. В первой половине XIX века, когда усадьба перешла во владение Гагариных, здания были обработаны в стиле классицизма. Флигеля сохранили свои основные архитектурные формы, но были надстроены деревянными мезонинами. Центральные их части были декорированы деревянными четырехколонными портиками на высоту двух этажей (к началу исследовательских работ в 1975 г. они пришли в полную ветхость). В 1924 г. главный дом усадьбы сгорел, сохранился только первый этаж, полузасыпанный грунтом.


Усадьба Ясенево. Фото М. Коробко


Усадьба Ясенево. Главный дом

Перед автором проекта реставрации архитектором Г. Игнатьевым (в соавторстве с архитектором Л. Шитовой) была поставлена сложная задача восстановления всего ансамбля. В первую очередь приходилось решать, какой этап в жизни сооружения представляет наибольшую историко-художественную ценность. Ответ на этот вопрос могли дать только натурные исследования памятников. При изучении историко-архитектурных объектов выявилось немало исходных данных для реставрации первоначального облика сооружений в стиле барокко и несомненное его преимущество в художественном аспекте над позднейшей переработкой в классицистическом духе.

Что касается флигелей, сохранивших значительную часть первоначальных элементов, скрытых позднейшими наслоениями, то эта задача была решена сравнительно просто. В процессе работ восстановлены планировка сооружений и их фасады с характерной для архитектуры середины XVIII века рустовкой центральной части флигелей, лучковыми завершениями окон, фланкирующими корпуса арочными входными проемами. Значительно сложнее было воссоздать главный дом, который до пожара представлял собой монументальную двухэтажную постройку с мезонином.

Реставраторы проделали скрупулезную работу по изучению сохранившихся частей памятника архитектуры. В результате ее была выявлена композиционная структура здания, претерпевшая при переделках XIX века лишь небольшие изменения, касавшиеся главным образом обработки фасадов. Внимательное обследование остатков и следов конструкций и декоративной отделки позволило выявить планировку главного дома с обращенным к югу парадным залом во втором этаже и определить назначение ряда помещений в крыльях. При раскопке завалов был обнаружен ряд обломков профилированных деталей, которые помогли восполнить недостающие звенья при реставрации фасадов. Все это позволило с достаточной достоверностью восстано вить конструкции (стены и своды) и декор первого этажа со своеобразными по форме окнами, украшенными белокаменными наличниками.


Усадьба Ясенево

Восстановление фасадов второго этажа и мезонина могло осуществляться только на основании архивных материалов и аналогов. Значительную помощь здесь оказали старые фотографии здания, которые дали представление о формах оконных проемов и ряде деталей. В качестве аналогов были изучены многие усадебные комплексы XVIII века, среди них определены стилистически наиболее близкие к ансамблю в Ясеневе. К ним относятся главный дом усадьбы Васильчиковых в Лопасне, дом Брюса в Глинках и др. На основании их сопоставления с натурными остатками главного ясеневского дома был составлен проект реставрации и осуществлено восстановление памятника зодчества. Детали его выполнялись из литого камня.

В архитектурном комплексе усадьбы разместятся реставрационные мастерские и административные помещения Всесоюзного производственного научно-реставрационного комбината Министерства культуры СССР.

На следующую  |  На предыдущую  |  К оглавлению книги

Хостинг от uCoz